Реклама


Лезгинку выгнали из ресторанов

Лезгинка

19/04/2012 12:34

Наталия Беришвили

В Москве осталось меньше десяти ресторанов, в которых можно сплясать лезгинку. В большинстве заведений эту музыку не ставят даже за деньги. Администраторы ресторанов говорят, что запретили лезгинку потому, что во время ее исполнения часто случались драки. По мнению Галины Ратниковой из клуба «Многонациональная Россия», запрет на исполнение в ресторанах лезгинки или любой другой национальной музыки может обострить межнациональные отношения и привести к дискриминации.

 

В ресторане «Шарманка» на Рогожском валу с недавнего времени запрещено исполнение не только лезгинки, но и любых кавказских песен. «Я — русский человек, но люблю Кавказ, кавказскую культуру, музыку, танцы, кухню, поэтому бываю в «Шарманке», — говорит 35-летняя Ирина Матвеева. В начале апреля она отмечала день рождения в этом ресторане, друзья хотели заказать ее любимую песню «Тбилисо», но оказалось, что это невозможно.


«Мы хотим избежать напряженности на танцполе между представителями разных национальностей. Когда играла лезгинка или исполнялись кавказские песни, танцующие совершали неприятные действия. Были компании русских людей, которым это не нравилось», — объяснила администратор, представившаяся Ольгой.


Лезгинка запрещена в «Гладиаторе» на Верхней Сыромятнической улице, в «Бакинском бульваре» на проспекте Андропова. На днях этот танец оказался «вне закона» в ресторане «Сказка Востока» на Коктебельской улице. «Я сам бакинец и люблю лезгинку, но это слишком боевая музыка. Хочешь не хочешь, а все равно конфликт возникает», — сетует администратор по имени Фази.


В некоторых заведениях лезгинку ставят, но по особому тарифу. Например, в ресторане «Зеравшан» на Волгоградском проспекте заказ лезгинки стоит 1 тыс. руб., в то время как такса для других музыкальных произведений составляет 300 рублей.

 


 
«Вот примерно это и есть лезгинка!» — видео пользователя islamsaab

 

 

«Конфликты в ресторанах случаются из-за неадекватных людей, которые приходят не потанцевать, а показать себя», — говорит Юсуп Магомедов, хореограф курсов лезгинки в Москве. Несмотря на запрет лезгинки в большинстве заведений, этот танец в столице пользуется популярностью. Магомедов рассказывает, что среди его учеников люди разных национальностей: русские, таджики, киргизы, африканцы, итальянцы, но 60% желающих научиться танцевать — студенты московских вузов, приехавшие с Кавказа. По словам Юсупа Магомедова, в городе осталось всего шесть или семь ресторанов, в которых можно станцевать лезгинку.


«Акбаш» — один из таких ресторанов. «К нам приходят люди, которые готовы к тому, что будет лезгинка, поэтому со стороны гостей нет никаких возражений», — говорит администратор Азнаур Кубжоков. Лезгинку заказывают по три-четыре раза за вечер, по популярности с ней могут сравниться разве что песни из репертуара Верки Сердючки. По словам Кубжокова, когда играет лезгинка, на танцполе случаются неприятные ситуации. Например, поводом для «разборки» может стать выход в центр круга танцующих «неприличного» человека или прикосновение постороннего к партнерше танцующего, ведь по правилам даже сам танцор может лишь смотреть на свою женщину.


В основном лезгинку в Москве сейчас танцуют на мероприятиях, устроенных национальными общинами и землячествами. 29 апреля лезгинку будут танцевать в концертном зале «Мир» на Цветном бульваре. Ассоциация общественных и культурных объединений Чечни организует в этот день концерт звезд вайнахской эстрады. «Танцевать лезгинку в Москве по большому счету негде, но от этого желание не пропадает. Поэтому любое общинное мероприятие всегда заканчивается молодежной программой с танцами», — говорит Хамзад Гериханов, главный редактор журнал «Чеченская Ассоциация».


По его мнению, запрет лезгинки в ресторанах — «большая глупость». «В советские времена, когда я был студентом московского вуза, лезгинка настолько позитивно воспринималась населением! Бывало, на первомайских демонстрациях лезгинку начинали танцевать, все хлопали, и никакого негатива я не видел», — рассказывает Гериханов. По его словам, негативное отношение к лезгинке говорит о негативном отношении к народам Кавказа, которое появилось в России в середине 90-х годов XX века с началом чеченской войны: «Нужно было найти что-то раздражающее в кавказцах, и кому-то показалось, что это танец».


Александр Белов, председатель наблюдательного совета этнополитического объединения «Русские», полагает, что у русских должны быть свои рестораны, а у кавказцев — свои, тогда и драк не будет. «В Америке, например, есть «черные» районы и «белые», в Москве тоже уже формируются такие места», — считает Белов. Он вспомнил, что однажды сам был свидетелем кровавой драки, которая произошла между кавказской и русской компаниями из-за музыки: одни хотели слушать «Черные глаза», другие — «Комбат Батяня».


«Запрет на исполнение какой-либо музыки в ресторанах я считаю возмутительным. У меня самой артисты на дне рождения исполняли лезгинку, и все гости вне зависимости от национальности поддерживали артистов и присоединялись к танцу», — говорит Галина Ратникова, член президиума клуба «Многонациональная Россия». По ее мнению, запрет на исполнение лезгинки в ресторанах может обострить проблемы в межнациональных отношениях.